Лобачевский джавад тарджеманов

У нас вы можете скачать книгу Лобачевский джавад тарджеманов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В проявившемся уже тогда его интересе к математике — большая заслуга преподавателя гимназии Г. Вскоре после поступления Николая в гимназию, расширяются возможности для получения дальнейшего образования. Ряд учителей гимназии, параллельно с исполнением прежних обязанностей, переходит преподавать в университет. Яковкин становится профессором истории, географии и статистики Российской империи и директором университета, Г.

Карташевский — адъюнктом высшей математики, И. Эрих — адъюнктом древностей, латинского и греческого языков, Л. Левицкий — адъюнктом умозрительной и практической философии, И. Запольский — адъюнктом прикладной математики и опытной физики. Совет университета обратился к родителям воспитывающихся в Казанской гимназии детей с предложением отдать их после окончания курса гимназии для продолжения обучения в университете.

Старший брат Николая, Александр, был зачислен в университет тотчас, 18 февраля года. Николай в июле года подвергся испытанию, но неудачно, однако 22 декабря того же года прошёл повторное испытание и 14 февраля года был зачислен в университет.

В том же году становится студентом Казанского университета и младший брат Николая, Алексей. Джавад Тарджеманов Год издания: Татарское книжное издательство Переплет книги: Твердый переплет Сохранность лота: Хорошая Формат размера издания: Издание стандартного формата от х до хмм.

Свяжитесь с нами Телефон магазина Телефон: Оплата Библиофилам и коллекционерам Карта сайта В нашем книжном магазине вы можете купить книги с бесплатной международной доставкой и удобным иллюстрированным каталогом антиквариата.

На узкой передней скамейке, спиной к сиденью кучера, устроились, тесно прижавшись друг к другу, три мальчугана - ее сыновья.

За тарантасом тянулись возы, груженные невыделанными овчинами. Приказчик вез их с Макарьевской ярмарки в Казань, издавна славившуюся кожевенным производством, большим знатоком которого был сам Жарков. Дорога, вся в ухабах и рытвинах, измучила даже сытую тройку, обозные же тяжело груженные лошади и вовсе еле-еле тянули свою поклажу. Не легче доставалась поездка и другим обозам: Кучера и возчики, чертыхаясь, как могли чинили поломанные оси, торопливо собирали спицы рассыпавшихся колес.

Тракт шел большей частью дремучими лесами. Огромные ветки вековых дубов, стоявших вдоль обочин, тянулись через дорогу навстречу друг другу, и, несмотря на ясный день, местами на дороге было почти сумрачно. У Васильевской переправы через Волгу обозу повстречался порядочный отряд казаков с пищалями за спиной и с пиками, поднятыми кверху. Мальчики приняли эту встречу с восторгом, как желанное развлечение, а мать удивленно посмотрела на приказчика.

Однако мы вскорости будем в Казани. Это сообщение встревожило Прасковью Александровну Лобачевскую, она чаще стала оглядываться, но вот казаки скрылись, а Казань как будто и не приближалась. Правда, на дороге было уже не так пустынно: Оборванные, босые, так как пара новых лаптей обычно висела за спиной, приготовленная для улиц Казани.

Татары, мордва, чуваши, русские шли в одиночку и целыми семьями. Горькая нужда равняла их по внешнему виду, гнала в город в надежде на какой-нибудь заработок. Ненастье сменилось морозом, и под колесами похрустывал первый тонкий ледок: Низкая темная туча с востока постепенно затягивала небо, грозилась первым снегом.

А тут еще и езда была не из легких. Однако и тесную скамейку, и толчки на ухабах, и пронизывающий ветер - все вдруг забывали мальчуганы, едва заговаривали о цели поездки. Подумать только - едут они в гимназию! А какие там встретят их товарищи? Какую они получат форму? Средний из братьев, Коля, худенький, с прямым тонким носом и живыми серо-голубыми глазами, вспыхивал и волновался больше всех.

На его звонкий голос оборачивались и порой улыбались порядком уставшие пешеходы, которых обгонял неспешно двигавшийся тарантас. Коля прижмуривал глаза, чтобы можно было представить себе удивительную гимназию. И она действительно возникала перед ним: Но почему тарантас движется так медленно? Ведь они должны бы уже въехать в этот удивительный город! У него даже заныла шея, так часто поворачивал он голову, стараясь из-за спины кучера заглянуть подальше вперед, на досадно исчезавшую за очередным поворотом Дорогу.

Но лошади, пробежав немного рысцой, снова переходили на умеренный шаг. Кучер не торопил их: К тому же приказчику от обоза нельзя отрываться:. Тарантас на рыси качался и прыгал так, что мальчики хватались друг за друга, чтобы не вылететь при толчке на первом же ухабе. Но когда лошади переходили на шаг, Коля грустно вздыхал, поправляя худенькой рукой слегка курчавившиеся светло-русые волосы; уж лучше было бы толчки терпеть, но только бы ехать быстрее.

Прасковья Александровна, сама не меньше утомленная дорогой, задумчиво смотрела на детей. Волосы ее слегка тронула седина, виски покрыла сетка мелких морщинок. Трудно поверить, что ей всего лишь тридцать лет.