Полтора часа возмездия лев симкин

У нас вы можете скачать книгу полтора часа возмездия лев симкин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Дежурная девочка сказала, что староста собрал кулаков села. Я был в летних туфлях и тихонько подошел к двери.

По голосам узнал Братуся, Сербина и других. Братусь сказал, что всех этих сволочей надо уничтожить. В общем, типичная советская история. Но, увы, ею эпизоды оккупации села не заканчиваются. В сухих словах судебных протоколов они выглядели так. Гражданка Воропай так ее знали в селе, а по документам Егорова Мария Анисимовна от брака с Либиным Григорием Соломоновичем, находившимся на фронте, имела троих детей — Люсю, Алика и Шуру в возрасте от полутора до девяти лет.

Так вот, все трое детей были По этому списку или по какому-то другому — какая разница. Расстрелял же детей, насколько он помнит, полицейский Фесенко тот самый, в летних туфлях , и было это в апреле года при третьем старосте по фамилии Перерва. Сама Анисимова показала, что Марченко арестовал ее с детьми на какое-то время, а потом отпустил, случилось же то, что случилось, куда позже.

Сказанное, помимо всего прочего, означает, что в течение полутора лет женщина жила под дамокловым мечом, и в конце концов он опустился на головы бедных детей. Несчастная мать выступала в качестве свидетеля еще на одном судебном процессе. В заседании трибунала по делу Полуэктова свидетельствовала еще одна мать, Жемайло Варвара Назаровна.

В сорок пятом году она могла бы говорить о сыне-партизане с гордостью, но не говорила, значит, не было этого, арестовали по ложному доносу, безо всяких оснований. На следующий день после ареста мать узнала, что сына в числе других повезли на расстрел, и бросилась на край села, а оттуда уже ехала подвода с вещами расстрелянных, за ней другая, с полицейскими. К 43 году в Заводовке многое изменилось: При всем плохом, что было при советской власти, такого беспредела не было и в помине.

Доносительство — да, было. Тем не менее даже те из военнопленных, кто имел зуб на советскую власть, думал: Правда, в остальном немецкий лагерь походил на советский, в чем многие из военнопленных спустя какое-то время убедились на собственной шкуре.

В дальнейшем вновь то же самое — ежедневные одиннадцать часов работы полуголодных людей на холоде 1. Вернемся, однако, в обычную жизнь в немецком тылу. Пусть она, эта жизнь, и диктовала новые законы, которым следовало подчиняться, но, приспосабливаясь к ним, людям не понадобилось отвыкать от многих прежних привычек, новое во многом оказалось еще не забытым старым.

Новый режим, как и прежний, заставлял ради собственной безопасности притворяться и порой предавать ближнего. Доносы и пытки, побои в полиции, куда поступило служить немало попавших в окружение и освобожденных из плена красноармейцев и даже бывших милиционеров, — все это не было столь уж непривычным и противным устоям советского жизнеустройства.

В советском человеке так долго убивали человека, что он вполне созрел к восприятию нацистских новаций. И с другой стороны. Известные слова из письма года, адресованного академиком Иваном Павловым в Совнарком, имеют продолжение — следом за ними он обвинил большевиков в том, что те сеют вовсе не мировую революцию, а Еще при советской власти у людей была воспитана такая черта, как вера в существование врага. Без врага жить не привыкли, и смена его образа была вполне привычным делом.

Так учили в школе, так писали в газетах, так говорили по радио. Пропаганда сменила знак, если раньше она клеймила кулаков и врагов народа, теперь — коммунистов и евреев, ставя между ними знак равенства. На самом деле землю крестьянам Гитлер не дал, зато театры открыл уже осенью го — в Брянске и Пскове, Пятигорске и Смоленске, Ялте и Киеве. Кому-то может показаться, что автор слишком много внимания уделяет еврейской теме, но от нее никуда не деться, антисемитизм — не одно из многих направлений национал-социализма, на нем строилась вся, буквально вся его политика.

Антисемитская пропаганда в наших широтах дала невиданный результат — уничтожение евреев на глазах у населения оккупированных советских территорий не только при отсутствии сколько-нибудь заметной реакции, но и при непосредственном его участии.

Почти вся Европа работала на оккупантов, везде были свои коллаборационисты, однако их количество на территории СССР не имело себе равных, а качество отличалось высоким удельным весом убийц и грабителей. Вспомнить об этом неприятном факте есть смысл еще и потому, что пропагандистская продукция такого рода, производимая по сей день, все еще способна вызывать сильные чувства.

Справедливости ради скажу, что среди церковнослужителей попадались и такие, как священник Алексей Глаголев, помогавший прятать и спасать евреев в Киеве.

Сравнивая жизнь при двух в чем-то схожих режимах и оставляя за скобками ту разницу, что лишь подчеркивает их сходство как замена классового подхода на расовый , можно разглядеть особенности национал-социалистического зла, отличающие его от сталинского социализма. Благодаря их присутствию, из двух зол последнее все же являлось меньшим, даже после того, как впитало в себя какие-то из них. Мне удалось насчитать всего три такие особенности: Нацисты не скрывали или почти не скрывали античеловеческую составляющую их учения.

Если они и стремились к добру, то лишь для своего народа, да и то выборочно. Коммунисты же изначально исповедовали светлую идею, истоки которой недалеки от тех, что можно обнаружить в религиозных текстах.

Пусть большевики закрывали церкви, они хотели добра и справедливости для всех. Даже для тех, кому делали плохо, исключительно ради их же будущего. Казалось бы, велика ли разница, если все заканчивалось тем же? И все же зло не было частью коммунистической доктрины. Вот почему при социализме время от времени появлялись диссиденты, стремившиеся его очистить — при нацизме диссидентов не бывает.

В самом деле, кто станет бороться за нацизм с человеческим лицом? Нацизм, в отличие от сталинизма, был весьма последователен и потому легче усваивался массами употреблю это популярное при обоих режимах слово. Если ты сумел проглотить расовую идею и уверовал в то, что евреи не люди, разрушающие устои единственно возможной, немецкой цивилизации, дальше шло как по маслу, и все, что творилось кругом, выглядело довольно-таки логично, и, главное, остальным можно было не беспокоиться.

В Советском Союзе чуть ли не каждый день приходилось глотать новую гадость, да еще делать при этом такое выражение лица, будто она тебе по вкусу. Сегодня бороться с левым уклоном, завтра с правым, а послезавтра — с доселе неведомым левоправым, словом, полнейшая непредсказуемость. У нацистов же сразу было ясно, кто враг, он был один и тот же. В отличие от расовой идеи, идею классовую мало кто принимал всерьез, Сталину было все равно кого сажать.

У нацистов зло не только ясно провозглашало свои цели, но и вообще ничем не прикрывалось, а на оккупированной территории они действовали и вовсе открыто. Евреев гнали на смерть по городским улицам на глазах у соседей, открыто производились аресты.

При советской власти было иначе. К счастью, один из лагерников успел схватить лошадь под уздцы. Вторым ударом Шубаева Нойман был добит. Труп его бросили под койку в мастерской и закидали вещами. Вся сцена — словно из блокбастера на военную тему, начиная с эпизода с белой лошадью, верхом на которой прискакал к мастерской эсэсовец в красивой офицерской форме. Желающие узнать о том, что же такого героического он и его соратники, попавшие в плен советские солдаты, совершили за те 22 дня, которые пробыл в Собиборе, могут легко найти подробности в Сети, в той же Википедии.

Расскажу о том, чего в интернете не сыщешь, во всяком случае на русском языке. Обелиск под пальмой Между прочим, звание унтерштурмфюрера СС равнозначное лейтенанту Нойман получил после посещения Собибора Генрихом Гиммлером в феврале года.

Нарушу последовательность событий, поскольку есть смысл рассказать об этом визите. На скамье подсудимых сидел обершарфюрер СС Эрих Бауэр, отвечавший за работу газовых камер, как он сам себя называл, газмейстер Собибора. По свидетельству Эды Лихтман, он наблюдал за процессом умерщвления людей через маленькое окошко в крыше. Но на этот раз он давал показания о другом эсэсовце, подглядывавшем в окошко за мучениями убиваемых — не о ком ином как Генрихе Гиммлере.

Бауэр объяснил это тем, что руководство лагеря хотело порадовать высокого гостя. Женщин на два дня заперли в специальном бараке, чтобы устроить с их участием спектакль для самого главного палача. Гиммлер смотрел, как они раздевались, сдавали одежду и деньги, как их стригли, потом через окошко наблюдал за их мучениями в газовой камере. Пока Гиммлер смотрел, как они умирали, будущий свидетель Моше Бахир ему тогда было шестнадцать лет готовил в буфете закуски.

Как только раздался крик: Если бы его увидел Гиммлер или кто-то из его свиты, ему бы не поздоровилось. Спустя несколько лет, весной года один из бывших узников Собибора Шмуль Лернер гулял в западно-берлинском парке с семьей и увидел Эриха Бауэра на колесе обозрения. Лернер вызвал полицию, Бауэр попытался бежать, но ему преградили путь. Он долго ни в чем не признавался, пока не привели свидетельницу Эстер Рааб, также опознавшую палача.

Его судили и приговорили к пожизненному заключению. Печерский хотел быть как можно ближе к происходящему и в это время прятался в бараке для плотников напротив.

Александр Шубаев — горский еврей из Хасавюрта Дагестан 26 лет, он был в Минском лагере вместе с Печерским, принес ему пистолет Ноймана. Другой герой первого эпизода восстания — Лейбл Дрешер. Именно он напомнил Нойману, что его ждут в портняжной мастерской, а позже удержал лошадь Ноймана и отвел ее в конюшню. Воспользоваться плодами восстания не смог - был убит в лесу во время побега. Следующей жертвой восставших стал шарфюрер СС Зигфрид Грейтшус, садист, руководивший загоном людей в газовые камеры.

Мастер возился с ним. Когда стало ясно, что немец ближе к нам не подойдет, мне пришлось идти на выход из мастерской. Я, держа топор, прошел мимо немца, затем повернулся и острием топора ударил его сзади по голове.

Удар, видно, был неудачный, ибо немец закричал. Тогда подскочил мой товарищ и вторым ударом прикончил немца. Все произошло уже под вечер. Кто-то зашел узнать, что случилось. Это довольно долгая история, хотя все продолжалось около полутора часов. Уже время было упущено. Побежало чуть больше половины.

Это все конец осени, 4 часа. Трудно представить, тем более немцы после этого восстания приняли решение уничтожить этот лагерь. Это разновидность штрафбата для бывших офицеров. Так мне говорили его друзья, которые его хорошо знали. Дальнейшая его жизнь, она была неприметной. Мне его дочь рассказывала.

Мне это казалось очень странным. Хотя это была такая документальная история. Почему эта тема вас так взволновала? Это произошло осенью года. Каким образом они стали служить нацистам, как это все было?

Там нет даты процесса. Судили 11 вахманов, охранников концлагеря Собибор. Это тоже меня поразило. Ему было 95 лет. Там очень много писем Печерского, писем Печерскому, документы, которые скопировал Лев.