Рационализм в политике м. оукшот

У нас вы можете скачать книгу Рационализм в политике м. оукшот в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но и беседа не абсолютна. Кроме того, беседа, конечно, имеет и цель — самое продолжение беседы, и стандарты — прежде всего, плюрализм разноголосицы. Хотя они присутствуют только в беседе и в ней формируются, подразумевается возможность внешней оценки, взгляда со стороны. Означает ли все это, что беседа — лишь один из возможных способов существование человека в мире людей? И да, и нет. На мой взгляд, любой краткий вводно-ознакомительный пересказ основных идей и направлений мысли из данного, самого известного и неоднократно переиздававшегося сборника статей Оукшота будет иметь те же последствия: Иными словами, любая такая точка вызовет недоуменные вопросы и вполне обоснованные сомнения или в адекватности пересказа, или в значимости того, что пересказывается.

Действительно, почти все эссе сборника посвящены критике бытования рационализма в разных областях человеческой жизни: Главный аргумент критики — педалирование абстрактного, доктринерского, нежизненного, а значит, угрожающего самой жизни характера рационализма.

Формообразующий принцип аргумента состоит в противопоставлении абстракции, рефлексии, идеологии как перлов рациональности, с одной стороны, и обычая, традиции, практики, поэзии — с другой. Подобная критика настолько очевидна, что кажется: Следовательно, и критика уже устарела даже если отдавать себе отчет в том, что произошло это в немалой степени под ее же влиянием , и сама она легко поддается разбору: Но не стоит спешить откладывать Оукшота в сторону.

Проблема не только в нем, но и в самом пересказе. Он, как и любой другой, проблематизируется в рамках все той же схемы, что использовал сам философ в своей критике рационализма: Первое потому и выглядит банальным, что за рамками оказывается второе. Соответственно, при совмещении их в процессе чтения, налет банальности может раствориться.

Дело не столько в литературно-стилистических достоинствах текста — хотя и их стоит оценить, как и следующую отсюда вероятную вариативность передачи и восприятия мысли 1 , — сколько в том, что — в полном соответствии с концептуальным подходом самого Оукшота — литературно-стилистическое своеобразие образует естественную среду его способа мышления-философствования.

Или точнее, они идентичны. Только погружение в эту идентичность может помочь понять, что жесткая рационалистская схема различения что и как преодолевается, лишается характера логического противоречия и обретает непреходящий смысл.

Возможность наблюдать за тем, как это происходит, — одно из главных достоинств, которым обладают тексты британского политического философа. Логика этого преодоления — в неизбежно упрощенном виде — состоит в следующем. Рационалист например, как парадигматическая фигура мысли Оукшота и его безусловный alter ego только потому и имеет возможность ошибаться и извращать реальность, представляя ее в виде голых абстракций, математических формул, нежизнеспособных идеалов, что он действует в рамках определенного контекста, в условиях не подвергаемой сомнению традиции и даже под влиянием неосознанной привычки.

Но данная логическая схема ведет к новому противоречию. Ведь способность действовать, исходя из контекста, и есть то, что философ полагает признаком консервативности.

Сталкиваются и теряют определенность две фигуры: Таким образом, сквозь призму логики можно увидеть ключевую проблему современного консервативного мышления. Проблему уже не логического, а собственно политического самоопределения. Оукшот ее не решает. Я не рискну даже сказать, что он предлагает путь для ее решения, настолько индивидуализированным выглядит его морально-политический выбор в пользу консерватизма.

Во многом поэтому он всегда был в стороне от реальной политики и от партийного консерватизма. При рассмотрении британского консерватизма XX в. Тем не менее, позиция Оукшота удивительно цельна и в том, что касается консерватизма, и в анализе современной эпохи в целом. Оакшотт вовсе не стремился сформулировать новые религиозные взгляды. Его больше интересовали отношения между философией и практической политикой. Находясь под сильным влиянием Гегеля, Оакшотт настаивал на том, что человеческие суждения нуждаются в субординации реальных идей.

Он писал, что философия анализирует разные типы понимания, которые создают связную реальность Ученые-естествоиспытатели предполагают наличие некоего целостного знания, когда проводят свои эксперименты. Оакшотт полагает, что философ пытается понять взаимосвязанный и целостный мир опыта, то есть фактически встает на рациональные позиции.

Действительно, философия политики необходима. Religion and Public Doctrine in Modern England. Cambridge University Press, Философия политики идентифицирует контекст предположений и редактирует политическое мышление.

Чем более философичной является политическая философия, тем более сомнительны ее собственные предположения и процедуры и тем меньше может она сказать о политической практике, поскольку она стремится к целостному пониманию опыта.

С этой точки зрения то, что отличает политическую философию от других типов философии, так это ее происхождение из мира политики. Позднее Оакшотт пересмотрел свой взгляд на политическую философию.