Гнезда химер. Хроники Овётганны Макс Фрай

У нас вы можете скачать книгу Гнезда химер. Хроники Овётганны Макс Фрай в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

После нескольких глотков я понял, что вкус воды был не столько затхлым, сколько чужим. Совершенно незнакомый вкус, словно бы в дело вмешались какие-нибудь марсианские водоросли. Тем не менее я выпил все до последней капли. Жажда отступила, но боль, кажется, только усилилась. Я снова услышал свой голос, как бы со стороны, словно какая-то часть меня не решалась вернуться в тело и взволнованно наблюдала происходящее с безопасного расстояния. Голос звучал на удивление твердо и властно — иногда я сам себе поражаюсь!

Пучеглазый снова наморщил лоб. Разумеется, он не понял ни слова. Я заставил себя встать — меня шатало из стороны в сторону, словно я только недавно начал брать уроки пешей ходьбы, но я все-таки приблизился к нему и поднес к его носу свои обожженные руки. Дядя испуганно отшатнулся, машинально схватился за пояс — я отметил, что там у него болтается здоровенный кинжал в монументальных ножнах.

Потом понял, что я не собираюсь драться, и изумленно уставился на мои многострадальные конечности. Что ж, у этого дяди было как минимум одно неоспоримое достоинство: Через несколько минут у меня в руках оказалась здоровенная склянка, до половины заполненная темной, резко пахнущей слизью — именно так, надо думать, могла бы выглядеть медуза, умирающая от чумы.

Прикосновение к этой мерзости показалось мне отвратительным, но боль в обожженных руках сводила с ума, так что я опасливо обмакнул палец в вонючую жуть и осторожно провел им по запястью.

Мгновение спустя с изумлением понял, что крошечный кусочек моей плоти зажил отдельной от меня благополучной жизнью, совершенно не увязывающейся с общим скверным состоянием дел в метрополии. Мазь действовала, и еще как! Я тут же забыл о брезгливости и поспешно намазал благословенной дрянью обожженные места. Потом с наслаждением наблюдал, как уходит боль. Она отступала удивительно быстро, так тает кусочек льда, брошенный в кипяток. Только теперь я понял, что мои зубы выбивают мелкую дробь — то ли в помещении было холодно, то ли меня просто знобило.

Пучеглазый тоже это заметил. Не дожидаясь моего очередного выступления, принялся шарить по углам. Мне показалось, что сей наряд уже давно нуждался в хорошей стирке, но сейчас было не до жиру, годилось все что угодно, лишь бы согреться. Толстая ткань рубахи действительно оказалась теплой и вполне уютной. Меня все еще колотило так, что я боялся лишнее слово сказать, чтобы не прикусить язык, но теперь я отлично знал, что температура воздуха тут ни при чем.

Я постарался расслабить мышцы и дышать медленно и глубоко. Это немного помогло — по крайней мере дрожь почти унялась, а на большее я и не рассчитывал. По мере того как проблемы моего тела худо-бедно утрясались, я принялся понемногу обдумывать происходящее. Ни где нахожусь, ни кто этот пучеглазый мужик, любезно одолживший мне свою одежду, ни что было со мной несколько минут назад, прежде чем я обнаружил себя в этой полутемной комнатушке, освещенной только пламенем камина.

Я вообще ничего не мог вспомнить, даже обстоятельства, при которых получил ожоги. Какое там, собственное имя оставалось для меня загадкой! Вы можете его использовать на форумах, блогах, сайтах и т. Макс Фрай , Мир Ехо и приключения Макса. Мутант Данил Корецкий Антикиллер ТОП 30 книг месяца. Лучшие книги Весна Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали? Алексей Молокин Блюз " Рентген". Андрей Буторин Метро Эта страница последний раз была отредактирована 20 ноября в Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike ; в отдельных случаях могут действовать дополнительные условия.

Свяжитесь с нами Политика конфиденциальности Описание Википедии Отказ от ответственности Разработчики Соглашение о cookie Мобильная версия. Вышло так, что история о Гнездах Химер была рассказана дважды, по числу волшебных ветров Хоманы, отравивших кровь рассказчика. Вам досталась история, рассказанная поутру, когда приходит время ветра по имени Хугайда; история, записанная черными буквами на белой бумаге, испещренная забавными пометками, примечаниями и карикатурными рожицами на полях.

Так уж вам повезло. Всякая история, рассказанная дважды скажем, утром и вечером, или в начале весны и в конце осени, или вслух и на бумаге ,— это уже две разные истории.